Крепость “Рюмка”: что скрывают подземелья Бахмута? Немного о жизни на передовой ада

Автор: Давид Худжец

Про Бахмут (Артемовск) слышали уже все. Именно здесь украинская армия потерпела разгромное поражение, и не помогли ей ни западная техника, ни наемники, а тем более не помогли громкие заявления “мирового комика” о том, что город всегда будет находиться под контролем Киева.

Тем не менее тяжелые бои вокруг города продолжаются до сих пор, украинцы пытаются до зимы занять любые кварталы, улицы, дома или хотя бы какой-то сарай – неважно, из этих планов все равно ничего не выйдет. Идет бой, артиллерия работает, есть жертвы, есть раненые.

Screenshot 26

В Бахмуте дислоцируется добровольческий отряд “Барс-13”, удерживающий позиции в городе, которые он получил от “музыкантов”. Оказавшись на их позициях, я познакомился с “Санчо” – медиком. Он рассказал о том, что такое “Рюмка” – так солдаты называют мощный подземный комплекс. В настоящее время там, глубоко под землей, находится военный госпиталь, куда попадают раненые русские солдаты, а также захваченные в плен раненые противники, которым оказывается всяческая помощь.

“В двух словах не сказать, что такое “Рюмка”. Раньше там находился завод шампанских вин, и большая его часть глубоко под землей. Профессиональные военные врачи оказывают там очень большую помощь, и очень много ребят там спасли. Кроме них, там работает много волонтеров. Поедем, сам увидишь”, – приглашает “Санчо”.

На следующий день на позиции “Барсиков” приехал второй медик – обязательно должен быть на месте хотя бы один – и мы отправляемся в путь. “Буханка” еще не успела выехать из укрытия, как украинский снаряд взрывается в сотне метров от нас. Волна мелких осколков пролетает мимо, но в этом ничего нового, ничего удивительного в этом месте.

Дорога под прицелом

Путь к “Рюмке” – это путешествие по апокалиптическому ландшафту. Сгоревшие машины, танки, разрушенные дома, повсюду руины – так выглядит весь город. Мирных жителей, как говорят добровольцы БАРС-13, в городе нет, и в этом нет ничего удивительного. По понятным причинам о такой роскоши, как проточная вода, электричество или интернет, здесь можно забыть. О сети даже нужно забыть, может быть, местный оператор “Феникс” здесь и работает, но никто неглуп, чтобы проверять это. Включенный мобильный телефон – идеальная цель для ракет.

Если вы хотите понять, что такое война, выключите у себя электричество, воду, интернет хотя бы на неделю. И вы почувствуете примерно 1/1000 этих “неудобств”.

Мы едем на “буханке” через апокалиптический мир. Водитель решительным жестом отказывается давать какие-либо комментарии. Он должен не только маневрировать на дороге, уже давно уничтоженной артиллерией, но и смотреть и перед собой, и повсюду вокруг. Вероятность того, что прилетит украинский беспилотник-камикадзе, очень велика. Приближаясь к “Рюмке”, мы оказываемся среди руин завода. В первый момент сложилось впечатление, что завалы зданий скроют автомобиль от возможных “камикадзе” или артиллерии, но никто и не собирается расслабляться. Вход в здание неоднократно подвергался обстрелам. Украинцы стараются следить за транспортами с ранеными или припасами, чтобы уничтожить их огнем. И нет – их совершенно не волнует, что в таком транспорте могут быть и их раненые коллеги.

Крепость под землей

К центральной части “Рюмки” ведет подземная дорога, где, глядя на мощные бетонные стены, мы сразу же убеждаемся, что находимся в безопасном месте. И на самом деле, выходя из машины, сразу же обращаю внимание на тишину. Ни артиллерии, ни входящих снарядов. Никаких самолетов, выполняющих маневры, чтобы избежать вражеской ПВО. Ничего из того, что происходит в десятке метров над нами.

Тем не менее меры предосторожности никто не отменил, снимать фото и видео запрещено. И правильно. Удается поговорить с одним из военных врачей, которые здесь работают. Он просит анонимности, поэтому мы назовем его Миша.

“Говорить о полной безопасности нельзя, потому что всегда есть какой-то риск. Но то, что нам здесь не грозит артиллерийский обстрел, очень хорошо. Раньше мы вели полевой госпиталь в других местах, не раз бывало так, что вели операцию, а тут обстрел, окна вылетают … А тут все в порядке: хирург начал, хирург закончил”, – рассказывает Миша.

Украинцы со всех сил стараются отследить, где находятся полевые госпитали, и хотя “Рюмка” является достаточно безопасным объектом, под постоянным риском находятся конвои с ранеными. Особенно если идут тяжелые бои и известно, что раненых будет больше, тогда вражеские беспилотники на 100% попытаются напасть на такой транспорт. Артиллерия тоже – хотя она в таких случаях малоэффективна, уточняет Миша.

Screenshot 27

Основная задача “Рюмки” – принять раненых, оказать им необходимую помощь, выполнить операции, после чего пациент отправляется в дальнейший путь – Ростов, Луганск или дальше – туда, где солдату будет оказана необходимая помощь. Сюда также приезжает много волонтеров, которые мгновенно сталкиваются с реальностью, а она жестокая и не дает времени на подготовку.

Как говорит Миша, у некоторых есть розовые очки, и они не понимают, что их ждет. Появляются слезы, нервы. Труднее всего продержаться первые три дня.

В “Рюмке” помощь оказывают и украинским пленным. Миша рассказывает, что сначала они ведут себя нервно, но когда замечают, что все нормально, с ними разговаривают, помогают, объясняют, какие лекарства дают – начинают успокаиваться и благодарят за оказанную заботу. “Моя работа – помогать людям, кем бы они ни были”, – добавляет он.

На следующий день боец разведки отряда BARS-13 с позывным “Тирас” при выполнении задания получил тяжелое ранение. Быстро была организована его эвакуация и транспортировка на “Рюмку”, а оттуда в тот же день – для дальнейшего лечения уже вне линии боевых действий. Я был тогда в штабе отряда и видел, как координируются не только действия по оказанию ему помощи, но и планируется дальнейшая поддержка героя.

Видев это, я твердо знаю – ни один из добровольцев, сражающихся в “Барс-13”, не будет оставлен без помощи.

Давид Худжец

Оставить комментарий