Жители освобожденных деревень Донбасса: Мы ждали этого восемь лет

«Скоро домой»

«Байден, так тебя и так! Обманул!» — матерится коллега, выскочив из машины и уйдя по щиколотку в плодородный донбасский чернозем.
Земля, как обещал президент США, не промерзла, но военная спецоперация России все-таки началась.
Бесконечные колонны бронетехники армии ДНР тянутся на запад и юго-запад дорогами,
которыми почти 80 лет назад их деды освобождали Донбасс от фашистской оккупации.
И точно также месили солдатскими сапогами раскисшую под снегом и танковыми траками «чваку».

По наступающим колоннам можно судить, пожалуй, о всей номенклатуре военной техники, имеющейся в распоряжении у донецких войск.
Самоходные артустановки «Акация», танки Т-72, БМП, ствольная артиллерия, «Грады»… Где-то незримо все это наверняка прикрывают
российские системы ПВО. Запущенную Украиной в пятницу по Донецку тактическую ракету «Точка-У», к примеру, она перехватила без особых усилий.

Ударные силы группируются для продвижения в одном из отвоеванных сел. Мужикам скоро в бой, а они стоят с сигаретками, хохмят. Вокруг грохочет, как во время Донбасской операции 1943 года, но постепенно артиллерийский шум становится фоном.

— Эх, скоро домой, 8 лет с мамой не виделся, — смеется боец с позывным «Топаз». – Я с Мариуполя.
Там ждут, давно ждут. Многие у нас со Славянска, все хотят домой, у всех там родители. У меня там дом остался.
А то 8 лет по съемным квартирам, это же не дело.

За группой суровых мужиков с автоматами на земле сложен окровавленный камуфляж и пробитый бронежилет. Война не бывает без потерь.

— Они на БМП были, залезли на броню и поехали разведдозором, — рассказывает мне знакомый еще по славянскому ополчению «Клим». — Начали брать опорник, проверить, будет оттуда вестись огонь, не будет. Он был практически уничтоженным, кто сопротивление оказывал, тех зачистили. Через дорогу «зеленочка» и уже противник. Они выскочили на дорогу. И вражеская БМП начала работать прямой наводкой. Один боец скатился в кювет, Вова не успел слезть и погиб прямо на броне. БМП целая, назад откатилась, вот…

Земля, как обещал президент США, не промерзла, но военная спецоперация России все-таки началась

 

«Клим» рассказывает о гибели друга буднично, хотя я понимаю, что под ребрами у него все костром трещит желание мести. За 8 лет он потерял много боевых товарищей. Но сегодня, как никогда, близка та цель, после достижения которой можно будет смело сказать, что все было не напрасно. Мужики грузятся в КаМАЗы, рассаживаются по скамейкам, грузовик, прокашлявшись, выплевывает сгусток едкого дизельного дыма.

Гражданские люди, по воле судьбы ставшие профессиональными военными, едут без лишних суеты и эмоций. Как на работу

 

— Как настроение, отец? – протягиваю пачку сигарет немолодому бойцу в кузове.

— Нормальное, с победой будем возвращаться. Все будет хорошо.

— Сильно они там упираются?

— Вот сейчас и проверим. Победа будет за нами. Это – наша земля. Наш дом.

Колонна уходит вперед, в бой. Гражданские люди, по воле судьбы ставшие профессиональными военными, едут без лишних суеты и эмоций. Как на работу.

Ударные силы группируются для продвижения в одном из отвоеванных сел

Русская душа

Красно-черный флаг «Правого сектора» (запрещен в России – Ред.) виден издали – кто-то из очень увлеченных неонацистов забрался на опору ЛЭП у дороги, соединяющей Докучаевск и поселок Николаевка, и приладил там свой прапор. До недавнего времени территория между этими населенными пунктами была «серой зоной». И на этой дороге можно снимать фильм о постапокалипсисе – она поросла высокой травой и мхом, слева – побитая осколками лесопосадка, справа – кажущиеся безжизненными бескрайние поля. Хотя на самом деле там – позиции ВСУ. Поэтому расстояние на открытой местности преодолеваем со скоростью, которая при таком состоянии дорожного полотна близка к безумной.

Красно-черный флаг «Правого сектора» (запрещен в России – Ред.) виден издали

Первое, что бросается в глаза в освобожденной Николаевке, куда мы влетаем с пробуксовкой, — это добротные кирпичные дома, на которых нет отпечатка войны. Ни пулевых «оспин» на стенах, ни разбитых артиллерией стен, ни пробитых крыш… Даже окна целые. За восемь лет, пока село было под контролем Киева, в него не упал ни один снаряд. Но как только его заняли войска ДНР, со стороны незалежной не постеснялись обстрелять Николаевку. Несколько домов были повреждены, один догорал на наших глазах.

— Была тут Украина — и нет, — констатирует солдат на углу с позывным «Топаз».

Все время идет стрельба

— Местные жители тут ходят?

— Выходят. Но большинство по подвалам, потому что все время идет стрельба.

В подтверждение его слов вокруг деревни начинает бахать, словно гигантские листы шифера падают с небоскреба. Так звучат «осадки» «Града».

— Как к вам относятся?

— Нормально. Претензий никаких нет. Даже наоборот, радуются, что мы пришли.

Заходим в один из дворов, стучимся в подвал. Выглядывает мужчина – Александр — и его дочка Виктория.

— Удается следить за событиями?

— Постфактум узнали. Когда уже обстрелы сильные начались, что война началась. А так как-то пропустили.

Была тут Украина — и нет

— Александр, вот вы жили практически на Украине до последних двух дней. Теперь, получается, в ДНР…

— Ой, сегодня только пришло. Только сегодня увидел. У меня еще даже мнения нету. Что я могу сказать? В 2014 мы голосовали за независимость. А сейчас нам самое главное, чтобы была тишина, чтобы мы хоть выспались нормально. Умылись. Побрились.

— Трое суток вокруг бои, — докладывает нам на суржике пожилая жительница Мария по соседству со сгоревшим домом. — Я не боялась, а сын боялся…

— Чего так?

— Еле с погреба вытягла.

— Бойцы ДНР как к вам относятся?

— Хорошо. Пришли сюда в сгоревшую хату, проверяли, не погибли ли жильцы.

Мария с сыном

— Кто дом-то сжег?

— Так Украина поразбивала.

— А много народу в деревне?

— Сейчас 1200 человек. А было богато, до трех тысяч.

— Как жили при Украине?

— Хреново. Погано жили. Слава Богу пришли… У меня русская душа, давно хотела… А тут военные, вы кто, спрашиваю, хлопцы? А они — русские. Да не может быть! Слава тебе Богу! 8 лет ждали. Спасибо вам!

Артиллерия ВСУ перенесла огонь ближе к центру Докучаевска

Обстрелы продолжаются

На обратном пути на въезде в Докучаевск издалека заметили рассеивающийся дым и прижались к забору. Не успели выйти из машины, рядом, за склоном, оглушительно жахнуло, тело сообразило быстрее головы, упав на всякий случай на мокрую землю. Из положения лежа наблюдаю, что старик на дороге как шел, так и продолжил свое флегматичное путешествие, даже не вздрогнув. За восемь лет страх притупился, горько, когда мирные люди привыкают к войне. Артиллерия ВСУ перенесла огонь ближе к центру Докучаевска. Воспользовавшись массированным артответом с нашей стороны, поехали в город — арта разбила школу, жилой дом, зоопарк, газопровод…Дети Докучаевска сейчас в подвалах. Идет обстрел города

В подвале здания с разбитой снарядом верхней квартирой сидели дети. Самый старший был еще совсем маленький, когда в первый раз узнал, что такое артобстрел и сырой подвал. Рядом с ним – совсем маленькие соседи, которые даже не знают, что такое жизнь без войны. Дай Бог им забыть, что это такое.